Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Ровно 81 год назад была образована Карело-Финская ССР

Да, 31 марта 1940 года случилось сразу после окончания Зимней войны, стыдливо "забыть" которую вслед за официальной советской историей пытается российская. Но точно так же месяцами позже в состав СССР вошли Молдавия и балтийские страны. Все они (и не только они) стали в 1991 году независимыми. Исключением оказалась только Карелия из-за того, что в 1956 году её статус понизили до автономии в составе России.
Этот "подарок Хрущёва" начался с "подарков Сталина". На карте видно, что уже в 1940 году в составе Карелии нет южной части Карельского перешейка, входившей до Зимней войны в состав Финляндии. А по итогам следующей войны Карелия (с кем и как она воевала?) потеряла север Карельского перешейка (включая крупные города Выборг и Кексгольм), а также Ковдорский район, отошедший к Мурманской области. Напротив, затея с передачей Карелии населённых вепсами районов Ленинградской области (включая Череповецкий округ, ушедший от неё в Вологодскую область) осталась на уровне разговоров.

promo ingria_art september 26, 2018 22:30 Leave a comment
Buy for 10 tokens
В продолжение https://ingria-art.livejournal.com/704477.html , https://voda-78-ru.livejournal.com/135061.html , https://ingria-art.livejournal.com/706055.html , https://matholimp.livejournal.com/1673419.html , https://matholimp.livejournal.com/1671468.html ,…

Линтула перед впадением в Иколанъярви

Сквозь отражённое на поверхности воды небо просматривается придонный лёд.
Небольшая речка Линтула на юге Карельского перешейка протекает через несколько озёр. В ходе массового переписывания топонимики в 1948 году её участки между озёрами получили семь разных русских названий. Самый верхний участок от истока до Ильичёвского озера теперь Птичья. Снимок сделан примерно в трёх километрах ниже разрушенной мельницы разрушенного Линтульского монастыря.

(C) Фотографии Федотова Валерия Павловича (matholimp) с https://prohodimcy.livejournal.com/2906424.html 31 января 2021 года.

Герб Найстенъярви

Из-за паники в связи с разгоравшейся пандемией 10 месяцев назад я пропустил утверждение 24 марта 2020 года герба на этом рисунке. В отличие от большинства других, его символика прямо апеллирует к национальному эпосу.

...
"В зелёном поле, с серебряной волнистой оконечностью поверх золотых еловидных краёв, – возникающая из оконечности дева в длинном серебряном платье, с золотыми волосами с косой, доходящей до пояса девы, и с воздетыми руками, развёрнутыми раскрытыми ладонями вверх".
...
Фигура девы, возникающей из воды, аллегорически «олицетворяет» название посёлка, которое можно перевести как «женское озеро» (от карел./фин. «naisten-» – женский и «järvi» – озеро). Также эта фигура символизирует многочисленные озера на территории муниципального образования. Кроме того, дева в гербе является образом, восходящим к карельским мифам и легендам, к Велламо – дочери водного бога Ахти. По легенде ее безуспешно пытался поймать и взять в жены герой Вяйнямёйнен из знаменитого карельского эпоса «Калевала». Включение в композицию волнистой фигуры и девы делает герб гласным (говорящим) – так называют гербы, в которых изображены фигуры, прямо или по созвучию обозначающие название поселения.
...

С праздником языка, которого нет!

С https://matholimp.livejournal.com/1972178.html :

Уже 11 лет в Финляндии 27 ноября отмечают День карельского языка. Начиная с прошлого года празднование проводится и в российской Карелии. Но носителей карельского языка в российской Карелии почти не осталось ещё несколько десятилетий назад. Почему же так произошло?
Карелы и финны имеют общих предков, которыми были несколько разных племён. На протяжении долгих столетий территория их проживания служила объектом притязаний шведов и русских (сначала Новгорода, а позже Москвы). С разделением христиан на православных и католиков (позже ставших лютеранами) межгосударственная граница стала ещё и межконфессиональной. Многочисленные войны нередко завершались изменением линии границы, после чего одни уходили «на свою сторону», а другие переселялись на освободившееся место. Вслед за такими миграциями происходили и изменения в языке. В конечном счёте они привели к формированию нескольких карело-финских диалектов, различия между говорами отдельных сёл внутри которых иногда оказывались даже более значимыми, чем между диалектами в целом.
Когда встал вопрос о создании литературного финского языка, за его основу были взяты записанные Лённротом руны «Калевалы». Большая часть рун происходила из Ухты, которая с 1920 года оказалась на территории российской Карелии. Ухтинский диалект существенно отличается от языка «чисто финских» племён хяме и суми. Можно даже сказать, что литературный финский язык был искусственно сконструирован на основе одного из диалектов пусть и близкого, но соседнего народа.
Кровопролитная гражданская война в Финляндии вынудила красных финнов бежать в Россию. А белым карелам, напротив, пришлось искать убежище с западной стороны границы. Вслед за добровольными переселениями начались принудительные. Сначала советская власть отправила в ГУЛАГ «кулаков», затем полностью выселила жителей из пограничной зоны, а после войн депортировала с оккупированной территории в Финляндию всех её граждан.
Первые годы советской власти прошли под знаком борьбы с безграмотностью. Если русскому чтению и письму достаточно было просто научить, то карельский язык не имел даже алфавита. А филологи долго не могли договориться, какой из трёх диалектов нужно взять за основу карельского языка. Более того, некоторые филологи считали эти диалекты тремя разными языками.
Жители большей части территории российской Карелии говорили на ухтинско-беломорском диалекте, который уже был «занят» финским языком. Значит, выбор нужно было делать между диалектами ливвиков и людиков. Ливвики жили преимущественно вдоль северного и западного берегов Ладожского озера. Именно эта земля считалась исторической родиной карельского народа. Но с 1918 до 1939 года большая её часть принадлежала Финляндии. Людики жили к востоку от Ладожского озера. Из-за больших расстояний между сёлами их говоры отличались весьма значительно.
Кроме непримиримых различий между диалектами и говорами, существенным препятствием к созданию карельской письменности стал переход на кириллицу. Многие карелы свободно читали и писали по-фински. Запись привычных слов русскими буквами (к тому же с «неправильным» соседским акцентом) они воспринимали как недопустимое коверканье языка и категорически отказывались признавать. Поэтому когда после Зимней войны была образована Карело-Финская ССР, все радостно приняли финский язык в качестве второго её государственного языка.
После войн западные районы российской Карелии массово заселили оставшимися без жилья белорусами и украинцами. Разумеется, они не знали местных языков и не хотели их изучать. Коренные жители вынуждены были уступить и стали чаще переходить на русский язык. Финнов же оставалось всё меньше. Из-за чего в 1956 году статус республики понизили до автономии в составе РСФСР. Если бы не этот «подарок Хрущёва», то в 1991 году Карелия стала бы независимой наравне с остальными союзными республиками.
Во второй половине 1970-х годов я побывал почти во всех школах российской Карелии. Везде старался узнать через учителей, много ли у них учеников, владеющих карельским (финским или вепсовским) языком. Нескольких вепсовских сёл оказались приятным исключением, где язык оставался ещё живым. Но в карельских сёлах на родном языке говорили только старики.
Лишь на исходе перестройки нашлись энтузиасты, пожелавшие возродить язык. Вполне ожидаемо они столкнулись с теми же проблемами, которые не позволили сделать это ещё до войны. Им удалось договориться о карельском и вепсовском алфавитах на основе латиницы. Но это вступило в конфликт с российским законом, согласно которому государственный язык региона может использовать только кириллицу.

Лопарский залив

По-фински - Лапинлахти. Это название носила деревня, переименованная в 1948 году в безликую Ольховку.
Первый корень указывает на проживание здесь древних предков нынешних саамов. Масса причин побудила их первыми покинуть эти места и уйти на север. Но если топонимика сохранила их корень, то археологам здесь непременно нужно покопаться. Полтора века назад и позже именно здесь были сделаны многочисленные находки, хранящиеся теперь в разных музеях Хельсинки. К великому сожалению, массовое строительство коттеджных городов вокруг Ольховки привело к утрате многих уникальных камней-чашечников, свидетелей языческого культа более чем тысячелетней давности.
Мне же интереснее второй корень - "залив". В противоположность расположенной на высоком северном берегу Сувантоярви деревне, он примыкал к северному берегу недалеко от кирхи Саккола. Залив исчез в 1818 году после рождения реки Тайпале, приведшего к падению уровня Сувантоярви на 7-11 метров.
Тщательное сравнение разных карт с подробным изображением рельефа убеждает в том, что залив Лапинлахти тянулся почти до середины нынешнего железнодорожного перегона Громово-Суходолье, включая в себя "озёра Болотные" и окружающее их непроходимое болото. С учётом гидрографических изменений бассейна Ладожского озера, в особенности, экологической катастрофы 3 (10) мая 1230 года, можно сделать вывод, что в более давние времена залив Лапинлахти простирался значительно дальше. Он включал в себя не только небольшие Родное, Мысовое и Лисино озёра, но также крупное Комсомольское. Значит, основным стоком Суванто в Вуоксу была не Лосевская протока (в противоположном нынешнему направлении), а река Весёлая.
IMG_20200530_143656
(С) Фотография Федотова (matholimp) Валерия Павловича 30 мая 2020 года.

Балто-финно-славяне с официального сайта Великого Новгорода

Стр. 2 - https://www.novgorod.ru/read/information/history/clauses/balto-slavic-finno1/balto-slavic-finno2 :

Гетам-готам из Скандинавии надо бы встретить здесь венедов, а пришлось сражаться с Ульмеругами (Ulmerugi). Уже они вместо венедов «сидели на берегах (Сарматского) Океана». Обычно они рассматриваются как руги с островов, островные руги, так как слово «holmr», «holm» означает «остров». Основные укрепления Ульмеругов локализуют на островах в дельте Вислы. Но остров Рюген (Руян) со славянским святилищем Аркона все же вдали от этого устья. Участие ругов в истории Руси прослеживается давно и основательно.

Помня о скандинавском Хольмгарде (Новгороде), мысли об уходе части ульмеругов к Ильменю и затем на Волгу не беспочвенны.

Только победив ульмеругов, готы подчинили и «их соседей вандалов, присоединив и их к своим победам. Когда там выросло великое множество люда, а правил всего только пятый после Берига король Филимер, сын Гадарига, то он постановил, {27 } чтобы войско готов вместе с семьями двинулось оттуда. В поисках удобнейших областей и подходящих мест [для поселения] он пришел в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум (разные локализации, вплоть до славянской ПОЙМА – низинные луга Приильменья).

Филимер, восхитившись великим обилием тех краев, перекинул туда половину войска, после чего, как рассказывают, мост, переброшенный через реку, непоправимо сломался, так что никому больше не осталось возможности ни прийти, ни вернуться. Говорят, что та местность замкнута, окруженная зыбкими болотами и омутами; таким образом, сама природа сделала ее недосягаемой, соединив вместе и то и другое.

Можно поверить свидетельству путников, что до сего дня там раздаются голоса скота и уловимы признаки человеческого [пребывания], {28 } хотя слышно это издалека. Та же часть готов, которая была при Филимере, перейдя реку, оказалась, говорят, перемещенной в области Ойум и завладела желанной землей. Тотчас же без замедления подступают они к племени спалов и, завязав сражение, добиваются победы».

Филимер именем крайне подозрительно созвучен Илмеру – так называют Ильмень многие летописные списки. В итоге по созвучию слово не финское, а хотя бы индоевропейское. Напомним сведения «Иоакимовской летописи»

Об истории Иоакима, Епископа Новгородского

«D. Бастарн князь. Славенск гр. Скиф обиталище. Князь Славен, оставив во Фракии и Иллирии около моря по Дунаю сына Бастарна (7), пошел к полуночи и град великий создал, во свое имя Славенск нарек (8). А Скиф остался у Понта и Меотиса в пустынях обитать, питаясь от скота и грабительства, и прозвалась страна та Скифия Великая (9).

После устроения Великого града умер князь Славен, а после него властвовали сыновья его и внуки много сот лет. И был князь Вандал (10), правил славянами, ходя всюду на север, восток и запад морем и землею, многие земли на побережье моря завоевав и народы себе покорив, возвратился во град Великий.

Гардорик князь. Гунигард князь. Избор князь. Владимир. Столпосвят. Адвинда. После сего Вандал послал на запад подвластных своих князей и свойственников Гардорика и Гунигара (11) с великими войсками славян, руси и чуди. И сии уйдя, многие земли завоевав, не возвратились. А Вандал разгневался на них, все земли их от моря до моря (12) себе подчинил и сынам своим передал. Он имел три сына: Избора, Владимира и Столпосвята. Каждому из них построил по городу, и в их имена нарек (13), и всю землю им разделив, сам пребывал в Великом граде лета многие и в старости глубокой умер, а после себя Избору град Великий и братию его во власть передал. Потом умер Избор и Столпосвят, а Владимир принял власть над всей землей. Он имел жену от варяг Адвинду (14), очень прекрасную и мудрую, о ней же многое стариками повествуется и в песнях восхваляется.

Е. По смерти Владимира и матери его Адвинды княжили сыновья его и внуки до Буривоя, который девятым был после Владимира, имена же сих восьми неведомы (15), ни дел их, разве в песнях древних воспоминают (16)».

Не превратился ли Гадарик Иордана в Гардорика и Гунигара «Иоакимовской летописи»?! Не стал ли образ Вандала этой летописи образной памятью об участии вандалов в истории славян ?! Не замещен ли Филимер образом Владимира (Старшего, сына Вандала) летописи ?! Да, сюжеты Иордана и «Иоакима» заметно различаются. Но они посвящены эпическим для этих авторов временам. И здесь существенную роль играют созвучия и символика имен.

Где находилась область Ойум, тоже хватает предположений. По Иордану, место перехода готами какой-то реки (за которой восхищало великое обилие тех краев), было окружено топями и омутами. Готы с Филимером обосновались в Скифии у Мэотиды (Азовского моря), где хватает своих болотистых мест. Есть и предположения, будто готы пересекли Припять и Пинские болота, но в их предании никак не отразилось такое неизбежное при этом крупное событие, как переход через Днепр. Возражают и мнению Г. В. Вернадского, что готы пересекли Днепр в том месте, на котором впоследствии вырос Киев, и пошли на восток, где у Донца и Оскола (или «Оспола») встретили спалов – часть аланского племени, – с которыми и сразились (см. G. Vernadsky, Ancient Russia, р. 104–105, 114–115).

Допускается, что наиболее вероятно подразумевать под готским «Ойум», названным Иорданом (Get. § 28) «желанной землей» («optatum solum»), древнюю греческую Гилею на левом берегу нижнего Днепра и его лимана. Hylaea (Υλαίη) названа еще Геродотом (Hist., IV, 18, 19, 21, 55, 76). Так это или не так, но версии стоит упоминать все. И среди них поймы Приильменья. Примерно веков через семь, после Филимера, послы от славян, чюди, веси и меря напоминали скандинавам: «Земля наша велика и обильна…» На древнюю память уповали ?!

Спалы (Spali), которых победили готы Филимера, тоже настораживают. Название «спалы» перекликается с названием «спалеи» («Spalaei»), записанным Плинием (Plin., VI, 22), который относил расселение племени к реке Танаису. А особенно название «спалы» сближается с названием «споры» (Σποροι), упоминаемым Прокопием. Последний относит имя споров к склавенам и антам вместе: «имя же как у склавенов, так и у антов было вначале одно – и те и другие исстари назывались спорами» (και μην και όνομα Σκλαβηνοΐς τε και ’Άνταις έν το ανέκαθεν ήν. Σπόρους γαρ το παλαιον αμφοτέρους εκάλουν, – Bell. Goth., III, 14, 29).

Прокопий пытается уяснить себе этимологию этого имени; по его мнению, оно происходит от наречия «σποραδην». В соответствии с широко распространенным в средние века приемом (например, в «Этимологиях» Исидора Севильского в VII в.; ср. толкования Иорданом племенных названий гепидов и герулов‑элуров. Get., §§ 94–95, 117) он опирается на внешнее фонетическое сходство между словами «споры» и «σποραδην», «спорадически», и делал вывод о значении самого этнического названия: так как σποραδην значит «рассеянно», «случайно», «там и сям», то «спорами» являются люди, которые «населяют землю, рассеянно раскидывая свои жилища» (ότι δη σποράδην, οιμαι, διεσκηνημένοι την χωραν οίκοΰσι), «благодаря чему они и обладают громадной областью – им принадлежит большая часть того [левого] берега Истра».

Таким образом, если «спалы» Иордана и «споры» Прокопия совпадают, то, следовательно, готы, продвигаясь на юг, пересекли земли, населенные именно славянами. А эти земли в Скифии начинались хотя бы от ульмеругов и вандалов.

Во времена Иордана славяне были заметны и на других землях.

«Между этими реками (Дунаем и Олтом: П.З.) лежит Дакия, которую, наподобие короны, ограждают скалистые Альпы (здесь как часть Карпат: П.З.). У левого их склона (северного) , спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов.

Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами. По различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами. Склавены живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским, до Данастра, и на север – до Висклы; вместо городов у них болота и леса. Анты же– сильнейшие из обоих [племен] – распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов.

На побережье океана, там, где через три гирла поглощаются воды реки Вистулы, живут видиварии, собравшиеся из различных племен; за ними берег океана держат эсты, вполне мирный народ. К югу соседит с ними сильнейшее племя акациров, не ведающее злаков, но питающееся от скота и охоты».

Новиетун («Новый тын», Новый город; civitas Novietunense) – название, многократно встречавшееся в местах расселения кельтских племен. Само слово состоит из nov‑ios («новый») и кельтского термина dun‑on («укрепление», близкое русскому «тын»). В древней Галлии, на территориях племен эдуев, битуригов, диаблинтов, гельветов, нервиев (Caes., De bello Gallico), были рассеяны поселения, которые назывались «Новиодунами». Галлы же занесли это название в северную Италию, так как на правом берегу реки По, около Пьяченцы, судя по надписи 104 г. н. э. (CIL, ΧΙ, 1147), было селение Новиодун. Самым восточным и наиболее отдаленным от указанного скопления Новиодунов был Новиодун в области племени бастарнов (сына Словена по Иоакимовской летописи), в Нижней Мезии, на правом берегу Дуная, немного выше его дельты. Теперь это городок Исакча. Также в области кельтизированного населения возник Невиодун в пределах Верхней Паннонии, расположенный на правом берегу р. Савы (собственно, на берегу ее высохшего старого русла), ниже города Эмоны (нын. Любляны), на римской дороге от Дуная к Аквилейе и в Италию.

Мнения ученых относительно местонахождения упомянутого Иорданом Новиетуна расходятся. Моммсен в указателе географических названий безоговорочно переправил «Novietunum» на «Noviodunum», будучи уверен, что имеется в виду Новиодун – Исакча на нижнем Дунае, но не Невиодун на Саве. Есть и другие мнения.

Обращают внимания на то, что Иордан ввел в свое написание букву «е» (она сохраняется во всех разночтениях, отмеченных Моммсеном), и не сопоставить ее со звуком «е» (от древней формы nevio – novio), присутствующим в названии южно‑паннонского Новиодуна – Невиодуна. Несмотря на некоторые искажения географических названий, Иордан тем не менее нигде в своем тексте не обнаружил склонности к изменению буквы о на букву е. Локализации Мурсианского озера (начиная с вариантов у Меотиды) посвящены внушительные статьи.

Вариант локализации славян на начало 6 века указан на карте.



Важно отметить, что название типа Новгород (Новиедун) славяне у своих рубежей уже использовали. И это отчасти напоминает Неаполь Скифский.

Е.Н.Носов в одной из своих работ отметил:

«Русские хронографы и летописи второй половины XVII и XVIII в. содержат легендарную часть «О истории еже о начале Русския земли и создании Новаграда...», где сообщается о городе Словенске, который предшествовал Новгороду и находился от него вверх по течению Волхова на расстоянии «яко поприще и боле», т. е. на месте Городища.133 Нельзя исключать, что в предании о Словенске народная память в легендарной форме сохранила отзвуки реальных событий (этому не противоречат сообщения восточных географов и археологические материалы).

Что касается известного сообщения Иордана (VI в.) о том, что «Склавины живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским до Данастра, а на север — до Висклы...», которое автор новейшей монографии о названиях древнерусских городов В. П. Нерознак пытается интерпретировать как якобы первое упоминание Новгорода в иноязычных источниках, отождествляя склавен со словенами ильменскими, а Мурсианское озеро — с оз. Ильмень, то это толкование расходится со всеми имеющимися письменными и археологическими данными о расселении славян и происхождении Новгорода и уже давно оставлено специалистами. У Иордана речь идет совсем о другой территории — о склавинах, живущих между Днестром, средним течением Дуная и верховьями Вислы.134»


Понятно, что по смыслу и Неаполь Скифский оказывается в ряду предшественников Новгорода. Сообщение Иордана, что «к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов», не позволяет выводить земли венедов на Дунай – это много южнее места рождения Вистулы (Вислы).
Если так, то склавины жили на землях от какого-то города Новиетуна и озера Мурсианского (Мурсы) до верховий или даже низовий Данастра (Днестра), а на север – до верховий и даже низовий Вислы.

Хорватский Осиек (античная Мурса) на реке Драва (в 25 км от впадения в Дунай) никак к северу от истоков Вислы не попадает. Римский им­ператор Адриан в 331 г. преобра­зовал укрепленный военный ла­герь Мурса в колонию со специ­альными привилегиями, где пос­ле получения христианством офи­циального статуса находился центр большой епархии. Позднее Мурса стала центром распространения арианской ереси (ариане не при­нимали догмат о единосущности Бога-Отца и Бога-Сына), которую поддерживали многие выходцы из Скифии. Рассе­лившиеся здесь в VI в. хорватские общины основали рядом с руина­ми Мурсы поселение с названием Осиек. Но здесь невозможно найти Мурсианское озеро.

Название Мурсианское (или Мурсийское) озеро (lacus Mursianus, Morsianus, в разночтениях Моммсен отметил еще Musianus) не встречается ни одного из известных авторов, кроме Иордана, да и он упоминает о Мурсианском озере лишь дважды. Указывает на места (в самом общем, конечно, смысле), где Германия соприкасалась со Скифией и откуда последняя простиралась к востоку. И служит указанием границы (также в самом общем смысле), от которой начинались поселения склавенов, достигавшие на востоке Днестра. В первом случае озеро названо stagnus, что вызывает представление как бы о стоячей воде, т. е. не о реке, а об обширном водоеме, озере или пруде (но не болоте).

Во втором, сообщив о том, что склавены расселились «от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским» (§ 35), Иордан добавил, что они живут среди болот и лесов, причем для обозначения болот употребляет точное слово paludes. Да и огромный водоем Мэотиды, целое море, обычно называется Maeotis palus, Μαιωτις λίμνη, т. е. болото. Здесь слово palus связано, вероятно, с первым знакомством с Мэотидой со стороны Кавказа; восточные берега Азовского моря, как известно, сильно заболочены, вдоль них тянется широкая полоса плавней. Впрочем, как в античных, так и в средневековых географических описаниях Мэотида называлась не только «болотом», но и озером, и морем (Mela, I, 14, 112–113; De adm. imp. 42; ср. прим. 82). Ввиду возможности сопоставления в тексте самого Иордана терминов «lacus», «stagnus», с одной стороны, и «palus» – с другой, следует подчеркнуть, что границей расселения склавенов Иордан считал именно озеро, а не болото.

Вопрос о местонахождении Мурсианского озера интересовал ученых более трех веков назад. Например, в статье Л. Хауптмана (L. Hauptmann, Les rapports des Byzantins avec les Slaves et les Avares pendant la seconde moitie du VI s.; 1927) перечислены авторы, высказывавшиеся относительно Мурсианского озера. Первым в перечне назван ректор Утрехтского университета, филолог и историк П. Весселинг (Р. Wesseling, 1692–1764), который затронул вопрос о Мурсианском озере в сочинении «Vetera Romanorum itineraria», вышедшем в Амстердаме в 1735 г. Весселинг предполагал, что Мурсианское озеро находилось где‑то около «Nova civitas», в Мезии (Ibid., р. 226). Таубе (в 1778 г.) и Фесслер (в 1815 г.) считали, что Мурсианское озеро Иордана надо искать около г. Мурсы (F. W. Taube, Beschreibung des Königreiches Slawonien und des Herzogtumes Syrmien, III. Buch, welches die Topographie enthält, Leipzig, 1778, S. 10; J. A. Fessler, Die Geschichten der Ungern und ihrer Landsassen, Bd. I, Leipzig, 1815, S. 41–42).

С течением времени сформировались целые линии локализаций. Первый пример ( Карамзин, Рёслер, Моммсен), что Мурсианское озеро связано с городом Мурсой (нын. Осиек) и с болотами близ устья Дравы, известными под именем Ούολκαία έλη (Dio Cass. Hist. Rom., LV, 32, 3), Hiulca palus (Aur. Vict. Epitome, 41, 5), Ulca fluvius (Ennod., Panegyr., 28). Но болота – не озеро. Да и места не севернее Карпат.

По другой версии (Сасинек, Вестберг, Готье; Нидерле), Мурсианское озеро соответствует Нейзидлерскому озеру в северо‑западной Венгрии.

По третьей (Шафарик, Брун, Кулаковский, Шишич, Шахматов ) , Мурсианское озеро надо искать близ дельты Дуная: то южнее ее, где лежит озеро Разелм, то севернее, где находится озеро Ялпух.

По четвертой (Л. Хауптман, Б. Графенауэр) , название Мурсианского озера сближается с названием небольшого правого притока нижнего Серета – Museus (нын. река Бузеу, Buzeu) в пределах Румынии.

Все это дотошно исследовала Е.Ч Скржинская , отметившая, что земли склавенов начинались от гепидов, которые контролировали бассейн Тисы вплоть до Дуная. И допускала, что прилагательное «Мурсианское» - вероятно, искусственно (для уточнения слишком общего понятия «lacus», «stagnus»), и добавлялось лишь потому, что пути к «болоту» (озеру) начинались (для ромеев) преимущественно от города Мурсы на Драве. Так могло появиться название Мурсианского озера – «lacus, stagnus Mursianus». Здесь в поле зрения попадало и озеро Балатон.

В глазах римлян пределы расселения (и появления) склавенов были уже широко растянуты в западно‑восточном направлении, почему и второй пункт западной границы склавенов – город Новиетун – также следует искать отнюдь не на нижнем Дунае, а гораздо западнее. При достаточно западном месте расположения Мурсианского озера – Балатона граница склавенов, вероятнее всего, находилась у Невиодуна, близ Савы, ниже Любляны. Находясь на пути из южной Паннонии в Аквилейю, т. е. в северную Италию, Невиодун в представлении человека, смотрящего из Италии, мог быть сочтен за пункт, не особенно далекий от Мурсианского озера в Паннонии.

В том, что именно здесь, на этом пути, по которому прошел, например, Теодерих, появлялись склавены, разорявшие Далмацию и вторгавшиеся даже в Италию, у Е.Ч Скржинской не было сомнений. Об этом для нее свидетельствует такое достоверное сочинение, как «Готская война» Прокопия. Достаточно рассмотреть сообщаемый им под 548 г. эпизод похода Ильдигеса (Bell. Goth., III, 35, 17–22), который вел за собой большое войско (по‑видимому, в помощь Тотиле), состоявшее преимущественно из склавенов, чтобы понять естественность – в глазах писателя VI в. – определения западной границы распространения склавенов городом, лежавшим на среднем течении Савы (см. Е. Ч. Скржинская, О склавенах и антах, о Мурсианском озере и городе Новиетуне).

И все же Е. Ч. Скржинская справедливо не игнорировала и иные версии.

Иордан на основе готских сказаний дал такую генеалогию их правящих родов.

«Первым из героев, как сами они передают в своих сказаниях, был Гапт, который родил Хулмула. Хулмул же родил Авгиса. Авгис родил того, которого называют Амал; от него‑то и ведут происхождение Амалы (династия остроготов). Этот Амал родил Хисарну; Хисарна же родил Остроготу; Острогота родил Хунуила, а Хунуил родил Атала. Атал родил Агиульфа и Одвульфа; Агиульф же родил Ансилу и Эдиульфа, Вультвульфа и Герменериха (знаменит своей державой Скифии и Германии 4 века); а Вультвульф родил Валараванса;

Валараванс родил Винитария; Винитарий же родил Вандилиария; Вандилиарий же родил Тиудемера и Валамира и Видимира; Тиудемер родил Теодериха (457 – 526; король в Италии 493 – 526 гг.); Теодерих родил Амаласвенту; Амаласвента родила Аталариха и Матесвенту от Евтариха, мужа своего, род которого соединен с ней следующим образом: вышесказанный Германарих, сын Агиульфа, родил Гунимунда, Гунимунд же родил Торисмунда, а Торисмунд родил Беримуда; Беримуд родил Ветериха, Ветерих же родил Евтариха, который, сочетавшись с Амаласвинтой, родил Аталариха и Матесвенту; Аталарих умер в отроческих годах, а с Матесвентой сочетался Витигис, от которого не восприняла она детей. Оба они были приведены Велезарием в Константинополь. Так как Витигис отошел от дел человеческих (умер в 543 г.), Герман, патриций, племянник императора Юстиниана, взял [Матесвенту] в жены и сделал патрицианкой; от него и родила она сына, по имени также Герман. Когда же Герман скончался (умер 550 г.), [жена его] решила остаться вдовой».

Закон Виккернагеля в контексте эволюции карельских диалектов и финского языка

Всё-таки Спирово и Лихославль - лишь ближайшие крупные станции, с которых заезжают в Тверскую Карелию. Карелы живут в глубинке: Рамешки, Толмачи и далее на север и северо-запад с заходом в Новгородскую область.
За основу финляндского финского был взят ухтинский диалект карельского языка. В нынешней Калевале его носителей почти не осталось. В Тверскую Карелию бежали от шведской оккупации начала 17 века карелы с перешейка и вепсы из-под Тихвина. Их диалект отличается от ухтинского, но гораздо меньше чем язык тавастов.
Судя по окрестной топонимике, различий между с, з, ш, ж и щ в ухтинском диалекте нет. Значит, их потеряли карелы, мигрировавшие из Приладожья на север. Либо, наоборот, приобрели ruskej, мигрировавшие из-под Ухты в Приладожье и далее на юг, вплоть до Киева и Константинополя.

Так кто же и когда сочинил эту карельскую легенду?

Вчера я выложил снимок цитаты из неё на стенде напротив лосевского "Причала". Сегодня несколько часов потратил на поиск оригинала. В итоге удалось восстановить большой фрагмент текста (он ниже под катом), кусочки которого растащены по разным сайтам и блогам. Ссылки на автора и источник я нигде не нашёл. Поэтому призываю помощь зала.
Удивительно, что я не нашёл этот текст раньше. Судя по датам на некоторых сайтах, он лежит в интернете не менее 8 лет. И уже давно удалена страница http://voda-smi.ru/nominees/vuoksi_a_river_or_lake.php , с которой, скорее всего, был растащен этот текст. Возможно, там и была ссылка на оригинал. Ясно только, что им не являются вычитанные мною от корки до корки книга Л.А.Плечко «Водные маршруты Ленинградской области» 1987 года и статья Г.Исаченко «Вуоксинская эпопея» (Приозерский краеведческий альманах. СПб, 2001 Вып.2. Т.1. С.7–33.).
Гораздо важнее мне не авторство этого текста, а сама упомянутая в нём карельская легенда. Была ли она? Где зафиксирована?
Если легенда не фейк, то сам факт её существования доказывает мои гипотезы о том, что именно 3(10) мая 1230 года родилась река Нева, а Вуокса радикально изменила направление стока. Ибо карелы появились на Карельском перешейке позже лопарей и не могли знать о том, что происходило здесь 2-7 тысяч лет назад.

Под катом восстановленный по обрывкам текст. Автор разыскивается!
Collapse )

Raudun risti

M40_EKMEKMEE9350_ Классная игра слов! В буквальном переводе Raudun risti означает "железный крест". Если бы не надписи «Рауту» и «1918», однозначно указывающие на событие и назначение награды. Один экземпляр хранится в музее Южной Карелии в Вильманстрандской крепости, ещё один был продан на аукционе меньше месяца назад.
Гуглоперевод с https://www.finna.fi/Record/musketti_lprmuseot.M40:EKMEKMEE9350:#image :
Равносторонний Железный Крест со скругленными углами. Текст "Рауту" и "1918" и символ герба Карелии (герб с мечами). Задняя сторона гладкая. На кресте есть висячая петля и прикрепленный к ней красно-черный.

Высшая точка перешейка ещё раз переехала

Вершина плато Кивисюрья представляет собой почти плоскую площадку до полутора километров в длину (с юга на север) и до полукилометра в ширину (с запада на восток) с абсолютными высотами чуть выше 200 метров над уровнем моря. Поэтому появление на ней огромной кучи песка или щебёнки приводит к необходимости корректировать топографические карты и справочники.
Первый раз это случилось лет пять назад при строительстве трассы "Сортавала". Запасы песка оказались явно избыточными. Перевозить же их на новую площадку не было никакого смысла: там своего песка хватало буквально под ногами. Поэтому строители ограничились рекультивацией: засадили остатки кучи песка кустарником. Но в итоге получилась горка минимум на метр выше прежней высшей точки Карельского перешейка (примерно в километре севернее неё).
А эту кучу щебёнки соорудили совсем недавно строители спортивно-технического комплекса "Игора-Драйв". Так как строительство скоро завершается, то это явно не запасы, а неиспользованные отходы. Значит, их тоже ждёт рекультивация. Высшая точка перешейка теперь здесь: ещё метров на сто севернее и на 3-5 метров выше.
IMG_20191221_130420
(С) Фотография Федотова (matholimp) Валерия Павловича 21 декабря 2019 года.
В продолжение https://matholimp.livejournal.com/1628961.html , https://ingria-art.livejournal.com/708713.html , https://matholimp.livejournal.com/1846828.html , https://ingria-art.livejournal.com/706914.html , https://lenobl-travel.livejournal.com/439571.html , https://ingria-art.livejournal.com/708215.html и др.