эд якушин (edv_y) wrote in ingria_art,
эд якушин
edv_y
ingria_art

Category:

"Урбан Йерне" статья в сборник "Ингерманландский можжевельник" №4



Урбан Йерне (Urban Hiärne), р. в Скворицах, 20 дек. 1641 г.; ум. в Стокгольме, 10 марта 1724 г.; дворянин с 1689 г. Отец — шведский пастор Эрландус Юнэ Верман(-Йерне); мать — Кристина, дочь инергманландского немца, управляющего и мелкого помещика Томаса Шмидта. Лейб-медик, вице-президент Берг-коллегии, юрист, филолог, портретист, писатель.

Странно подумать, что с Ингерманландией, самой дальней, как могло казаться, частью шведской великой державы, тесно связан нитью жизни не один яркий деятель шведской культуры XVII века. Итак, порой мы застаем величайшего поэта и ученого Георга Стьернъельма (Шернъельма) за письменным столом в его поместье в Ратчинском погосте, а немногим позднее видим влиятельнейшего религиозного поэта, писавшего на финском языке, Маттиаса Саламния (Salamnius) в одном из тех приходов (в Ниене, Губаницах, Глобицах), где он служил в 80-ые годы XVII века. Но в первую очередь вспоминается нам истинный сын Ингрии, Урбан Йерне.



Родившийся в священническом доме в Скворицах, а уже с 1643 г. проживавший в Котлах, Йерне ок. 1648 г. переехал с семьей в город Ниен в связи с назначением его отца настоятелем шведско-финского прихода города и тем самым пробстом Нётеборгского (Орешского) округа. В Ниене Урбан ходил в школу, «обучаемый по обычным в то время методам», как он сам вспоминает в старости. Вскоре по смерти отца в 1654 г. его с братом отправляют в Дерптский университет, но немного спустя они вынуждены вернуться к матери в город на Неве. Перед нападением П.И. Потемкина на Ниеншанц летом 1656 г., Урбан бежал на корабле к родственникам в Нарву, спасшись таким образом от тяжелой судьбы неэвакуированной к тому времени части населения. О ниенских событиях тем временем пошли страшные слухи по всей провинции, которые не могли не потрясти и молодого Урбана. Из Нарвы, еще до конца войны, в 1657 г., он уезжает в Стокгольм, и впоследствии будет учиться в Упсальском университете. Уже будучи студентом он сочиняет пасторальные стихотворения в духе времени, стихи «на случай», а также и короткий галантный роман «Стратоникa» (Stratonice, 1666–8 гг.) и трагедию «Розамунда» (Rosimunda, 1665 г.). Фрагментарно сохранился еще один пасторальный роман (до 1659 г.).

Как своим современникам так и некоторым из живущих ныне соотечественников Йерне известен как врач, металлург, геолог и единственный в Швеции в свое время безупречно образованный химик, при чем оставивший после себя значительное неопубликованное натурфилософское наследие, близкое по духу полумистическому естествознанию XVII в. Уже на склоне лет, увлекшись филологией, на которую его толкали на редкость хорошие знания языков, свойственные ему глаз на детали и способности к анализу, он вдавался в научные споры об орфографии шведского языка. Будучи консерватором во многих вопросах науки, Йерне тем не менее придерживался радикальных антиавторитарных взглядов в том, что касалось политики и религии. Это заметно и по тем действиям, за которые его в особенности чтят и помнят в наше время: по его борьбе как юриста с охотой на ведьм, в которой, к слову говоря, в пользу ему пошли знания уже с ингерманландских лет финского языка. Тут нелишне отметить, что Урбану Йерне, как и его брату Тумасу, в известной степени был знаком и русский язык, звучавший как в Ниене так и в одном из родительских поместьиц.

В своих работах Йерне изредка возвращается к Ингерманландии. Так, например, он вспоминает о языках, на которых говорили в его «отечестве» (fädernesland), и не по одному из известных нам примеров явно, что в его памяти Ингрия обретает черты родины. Между тем живут в нем и воспоминания о вторжении московитов — как персов в Элладу — и о «разорении, ими произведенном». В двух публикуемых здесь в красивом и верном переводе Е.М. Чевкиной стихотворениях — и в этом сборнике стихотворения этого незаслуженно забытого сына невского края, насколько нам известно, публикуются по-русски впервые — Ингерманландия не присутсвует «напрямую» (кстати, слово «Ингерманландия» в сохранившихся художественных текстах Йерне не встречается вообще). В пасторали юношеских лет «О благодатный край», в которой поэт обращается к покидаемой им непостоянной пастушке Астерии, мелькают такие высокие горы, каких в Ингрии не найти. В песне из романа «Стратоника», столь же пасторального сочинения, «Вот и настал прощанья час», герой покидает аллегоричную Анатолию/Лифляндию, родину его любимой Стратоники/Маргареты. Тем не менее оба стихотворения окрашены в тона, часто встречающиеся в поэзии Йерне — расставание с любимой женщиной, прощание с любимым — а может и родным — краем. Трудно поверить, чтобы в них не слышался отголосок скоропостижного бегства из растерзанной войной провинции, с которой ему суждено было свидеться только один раз, чтобы в них вновь и вновь не возрождались воздух и природа его ингерманландского отрочества.

Йерне был трижды женат, имел 26 детей, из которых 14 дожили до взрослого возраста. Среди его потомков — выдающийся знаток древних русско-шведских связей, профессор Упсальского университета Харальд Йерне (1848—1922).


А.И. Пересветов-Мурат

д-р философии; ст.н.сотр., Шведский Королевский Академии словесности, истории и древностей, Стокгольм
Tags: Выдающиеся люди Ингерманландии, Урбан Йерне, даты
Subscribe

promo ingria_art september 26, 2018 22:30 Leave a comment
Buy for 10 tokens
В продолжение https://ingria-art.livejournal.com/704477.html , https://voda-78-ru.livejournal.com/135061.html , https://ingria-art.livejournal.com/706055.html , https://matholimp.livejournal.com/1673419.html , https://matholimp.livejournal.com/1671468.html ,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments