Victor Anatolyevich (shavu) wrote in ingria_art,
Victor Anatolyevich
shavu
ingria_art

Category:

Олег ВАРЕНИК. Тайны топонима КИКЕНКА

Тайны топонима «КИКЕНКА»:

Кикенка (Цветочная), Каменевка, Каменка…

 

В настоящее время восточная часть посёлка Стрельна сформировывалась вдоль речки Кикенки, на берегах которой с древних времён обитало прибалтийско-финское население.1 На шведской карте 1670-х годов в районе нынешней конечной трамвайной остановки «Стрельна» маршрута №36 и ресторана «Стрельна» по улице Каменка, показана чухонская деревня под названием «Милиси» (Millisi), которая тогда была «наиболее крупным поселением»2 на берегах этой реки. Согласно совремённого финско-русского словаря слово «милиси» (mieluisa) означает – «Приятное»,3 что вполне соответствует прекрасному (милому) местоположению этого поселения расположенного на высоком морском берегу и вытянувшегося вдоль восточного берега чистой родниковой реки. В этом может убедиться каждый и сегодня, побывав в беседочных павильонах ресторана «Стрельна». Примечательно, что и Матильда Кшесинская, называла свою дачу в Стрельне, находившейся мористее от бывшей «Милиси», - «Милой Стрельной».4

Расцвет этой местности начался ещё в начале 1620-х годов, когда Дудоровский погост, как и «вся страна лежащая между реками Наровой и Волховом»5 отошла по столовскому трактату 1617 года к Швеции. Первым делом шведы завоёванную страну назвали по имени её населению - «Ингерманландией» (страной ингров).6 Затем дали ей собственный герб, земельное уложение и право выдвигать своих депутатов в Шведский ригсдаг. Впервые в Ингрии появилось кофе, табак, ром и картофель.7 Вскоре перевели на шведский язык русские писцовые книги и занялись ревизией ингерманландской земли и составлением подробных карт.8 Примечательно, что на шведской карте 1670-х годов, напротив деревни «Приятное», через речку, показана деревня «Миекуля» (Mijokula), что в переводе с финского (mukula), означает «клубень»,9 т.е. - «картофель». По всей видимости, это ещё Барон Дудергофский Иоганн Шютте, большой просветитель своего времени, рядом со своим баронским имением, внедрял в чухонский быт разведение картошки, задолго ещё до такого же нововведений, приписываемого впоследствии Петру Великому в Стрельне. И.Шютте ввёл впервые в нашем крае и местное самоуправление.

Второе преображение этой местности случилось по воле царя Петра Алексеевича, когда после Полтавской победы пришла мысль, в устье Невы построить столицу, а в Стрельне царскую морскую резиденцию, лучшую, чем Версаль. В обширной долине двух рек был прорыт 800 метровый трезубец каналов, в западную часть которого входила речка Стрельна (Стрелка), а в восточную, речка Кикенка. Чухонские поселения, попавшие в пятно строительства резиденции, государь перенёс восточнее Портового канала, во вновь образованную Стрельнинскую слободу, спроектированную гениальным Николо Микетти.10 В 1710-х годах южнее стройки «восьмого чуда света», на восточном берегу речки Кикенки были построены дома для «мастеровых людей жильё», которые получили название Малые Кикенки в отличии от старой чухонской деревни Кикенки располагавшейся севернее на высоком морском берегу, которую стали называть Большой Кикенкой.

По бытующей, но ничем не подтверждённой версии, что «безымянная» речка в петровское время получила название «Кикенка» в память «любимца царя»11 Александра Васильевича Кикина, который здесь, на месте финских деревень, построил образцовое своё загородное имение. Но, после уличения его в заговоре против царя по делу Царевича Алексея, Кикин был казнён страшным колесованием. И по велению царя, что бы и памяти о его бывшем любимце не осталось, всё его имущество было отобрано в казну, а в Стрельне, его загородную усадьбу сравняли с землей. Однако, мол, наш народ любит всё делать вопреки начальственным указаниям, да и насильственные реформы Петра многими воспринимались недоброжелательно, вследствие чего, «приятную» по-чухонски речку стали именовать в память славного Кикина – «КикЕнкой».12 Но эта версия по нашему мнению не совсем корректна. Трудно вериться, что в царской резиденции подданные пошли бы на перекор непосредственному своему хозяину, да ещё такому скорому на расправу Царю. С непокорными быстро бы разобрались и поступили бы не как с Кикиным, но публичной порке предали бы непременно.

Да и по Далю, фамилия Кикин, произошла от слов: «кикать, кикнуть, кигикать», то есть, от птичьего крика – «Ки!». Кикать, значить жалобно, протяжно кричать, горевать; отсюда и «Кикимора» – род домового, которая проказит по ночам и жалостно кричит, будя, не давая спать.13 Не вериться, чтобы жители назвали свою речку и свои поселения таким неприятным именем. Как назовешь, так и будешь жить, говорит народная мудрость. Да и сложно повериться, что бы эта красивая река в допетровское время у местного населения оставалась безымянной.

Всем известно, что на нашей территории подавляющее большинство гидронимов имеет фино-угорские корни. В совремённых финско-русских и эстонских словарях можно найти переводы почти всех важнейших рек нашего края. Так «Нева» (фин.) означает – болото, топь, трясина; «Нарва» (вепс.) – порог; «Коваши» (фин.) – сильная река; «Сестра» (фин.) – чёрная смородина; «Луга» (эст.) – болотистая местность; «Сясь» (вепс.) – комариная, и так далее.14 То оказывается, что в современном финском языке «kukka», означает цветок, kukkia – цвести, расцветать, kukkinta – цветение, kukkinto – соцветие.15 Обобщая все эти финские синонимы, можно с уверенностью утверждать, что название речки «Кикенка», имеет так же древние финские корни, и в переводе на русский язык означает – «Цветочная», «Цветущая». А созвучность этого финского слова с фамилией «поборником справедливости» А.В.Кикина и породило эту версию, правда, при этом, не объясняя почему «И», заменилось на «Е» в названии речки «КикЕнка». Лингвисты объясняют, что обычно новое население часто даёт своё толкование непонятным иностранным словам, для быстрой их усвояемости.

Финское понятие «Цветочная» (Кикенка) соответствует местной топонимике, тем более, что рядом находившееся поселение имело название «Приятное» (Милиси), а что может быть лучше полевых цветов, которые росли по берегам цветущей извилистой речки? Да и сейчас берега речки Кикенки, невдалеке от благоустроенной территории Большого Стрельнинского дворца, заросли буйными цветами, как и триста лет тому назад, каждый в этом может убедится, спустясь с косогора за Стрельнинской Почтой в долину «Цветущей» речки (Кикенки).

Большие (Старые) Кикенки несколько раз меняли своё местоположение связи, с чем меняли и своё название. Когда в 1780-е года проложили Верхнею Петергофскую дорогу то Большую Кикенку с морского уступа перенесли на линию новой дороги. В то время Кикенки не относились к Мызе Стрельна.

21 июля 1797 года именным указом Император Павел Петрович дарить «любезнейшему сыну нашему Константину Павловичу», к прошлогодней свадьбе, (когда отец не смог сделать этого, не прибывая ещё Императором), Стрелину Мызу, к которой принадлежали тогда только четыре селения с 230 ревизионными душами. Император понимая, что этого и для простого помещика мало, повелевает Сенату: «В дополнении… приписать из деревень ведомства нашего… ещё 1490 душ»16 мужского пола и 1475 женского пола.17 Этим указом деревни Большая и Малая Кикенки (и ещё около 70-ти деревень) вошли во владение Великого Князя Константна Павловича. Новая граница Мызы Стрельна «с деревнями» с востока пролегла по меридиану у речки Урюлки,18 гранича с землями «Новосергиевской пустыни».19

Великий Князь Константин сразу влюбился в приморскую Стрельну и за короткое время всю её благоустроил. Будучи военным и став Цесаревичем, быстро превратил Стрельну в образцовый гвардейский военный городок, а Большой Стрельнинский Дворец – в сою резиденцию, в которой обустроил даже Тронный зал. Для привлечения средств по благоустройству полученной обширной территории Цесаревич «жалует в вечное и потомственное владение» земельные участки для дач, своим приближенным и простым солдатам.

В 1830-х годах проложили новую царскую дорогу – Красносельское шоссе, связывающих по прямой линии Большой Стрельнинский дворец с Красносельским. В это время проезжая из столицы в Петергоф Император Николай Павлович обратил внимание на построенные вразброд дома Больших и Малых Кикенок. Монарх любил, «чтобы в местах загородных дворцов обывательские строения имели вид дач, а не сплошных построек… и чтобы видеть на новых местах дачи, а не торговые заведения», и распорядился, для создания «приятного вида» перестроит Кикенки в соответствии с образцовым планом, утверждённым для постройки новых деревень. Каждому владельцу дома для этого была выделена беспроцентная ссуда на 20 лет в размере 1000 рублей.20 Перенесенные дважды Большие (Старые) Кикенки стали называться Новыми, а Малые, оставшийся на старом месте – Старыми Кикенками.

Освободившийся от старых Больших Кикинок обширный земельный участок (более 2-х га) по восточной границе Мызы Стрельна с морской стороны Петергофской дороги в 1834 году был пожалован полковнице Рославлевой для разведения Ботанического сада. Затем этой дачей владела Статская Советница Павлина Дашкова, а с 1865 года академик Архитектуры М.О.Микешин. Дальше на восток за безымянным ручьём шли земли Сергиевской слободы относившихся к приморской Свято-Троицкой Сергиевой пустыни.

В 1836 году по Указу Императора Николая Павловича в Петергофе и его окрестностях впервые были ведены правила нумерации домов с закреплёнными названиями улиц: «Чтобы на Домовых досках по продольным улицам надписи делались красною, а по перечным чёрною краскою, как в плане показано, и чтобы на всех перекрёстках были надписи названия улиц на особо прибитых досках…».21 Сначала нумерация домов начиналась во все стороны от Большого Стрельнинского дворца. Так по описи 1858 года бывшая дача Линдстрема (Жукова) значилась под №1, а крайняя дача Дашковой под №9. В 1860-х годах нумерация дом изменилась по направлению из Петербурга. Бывшая дача Дашковой, а теперь Микешина, значилась под № 2.

После октябрьского переворота все царские дворцы и богатые дачи были реквизированы. Монастырь закрыли, приспособив под детскую тюрьму. В те года было модным давать идеологические названия улицам, поселениям, станциям. Повторялась история с А.В.Кикиным. Новые власти, хотели забыть всё старое и «на обломках самовластья построить что-то новое». Академик Д.С.Лихачёв вспоминал, что во время «красного террора» «многочисленнее становились расстрелы на «Гороховой два», в Петропавловке, на Крестовом острове, в Стрельне и т.д.»22 В Стрельне на пристани морской дамбы, куда с петровских времён вела хорошая дорога, происходили ночные расстрелы заложников, царских офицеров, священников и других «буржуев».23 Тела казнённых бросали с пристани в залив. Расстреливали заложников «за Володарского», «за Урицкого», «за Ленина». Для устрашения населения Царь Петр колесовал Кикина, а теперь посёлки расположенные по «дороге смерти» из Петрограда в Стрельну, так и переименовывали за кого расстреливали: Лигово в «Урицк», Сергиево в «Володарскую», Сергиевскую монастырскую слободу в «посёлок Ленина».24

У революционеров принято было иметь вместо настоящих фамилий конспиративные клички.25. Так Ульянов назывался «Лениным», Гольдштейн – «Володарским», Бронштейн – «Троцким», Джугашвили – «Сталиным», Розенфельд – «Каменевым». Лев Борисович Розенфельд стал «Каменевым» в 1902 году, когда ему необходимо было выехать из ссылки за границу в Париж. Там он познакомился с Лениным. С октября 1918 г. стал председателем Моссовета. В 1922 г. именно Каменев предложил назначить Сталина Генеральным секретарем ЦК РКП(б). С 1922 г. в связи с болезнью Ленина Каменев председательствовал на заседаниях Политбюро…

В разгар идеологических переименований 1920-х годов, непонятные Старые Кикенки переименовали в хорошие «Каменевки». Но в пылу политической борьбы, в декабре 1934 года Каменев был арестован и осуждён по делу «Троцкистско-зиновьевского объединённого центра», а когда этого оказалось мало, то его осудили ещё за педофилию и насилие пожилых женщин, и 25 августа 1936 года расстреляли. Что бы памяти о Каменеве не осталось, первую жену Каменева (сестру Троцкого) и сына так же расстреляли, вторую жену – Глебову, выслали в Сибирь, где она умерла в лагере, а Каменевку быстро переименовали в сходную, но ничего не значащую Каменку… Вскоре и сама Стрельна пропала, поглотил её Петродворец. На карте 1960-х годов, так и написано: «Петродворец/Каменка».

В 1988 году был реабилитирован Каменев «за отсутствием состава преступления».26 Через два года улицу, вдоль которой, расположились дома бывшей деревни Старая Кикенка назвали «улица Каменка».27 В 1998 год появилось и муниципальное образование «посёлок Стрельна», которое теперь поглотило бывшие финские поселения Ижорку, Викколово, Халузи, Большие и Маленькие, Старые и Новые Кикенки, которые все канули в Лету. О былом богатом прошлом финского поселения Кикенка (Цветочное) напоминает нам теперь только сохранившееся название речки на картах, да трамвайная остановка «Кикенка» при пересечении вновь отстроенного Красносельского шоссе в Стрельне.

 

1 Сауло Кепсу. Петербург до Петербурга. История устья Невы до основания города Святого Петра. СПб. 2000. С. 6.

2 С.Б.Горбатенко. Петергофская дорога. СПб. 2001. С. 215

3 М.Э.Куусинен. Финско-русский словарь. Петрозаводск.1989. С. 92.

4 О.Вареник. «Милая Стрельна» Матильды Кшесинской. СПб. 2001.

5 А.Гейрот. Описание Петергофа. СПб. 1868. С. 3.

6 В.И.Мусаев. Ингерманландский вопрос в 20 веке. СПб. 1999. С. 6.

7 К.Сакса. Легенды Ингерманландии. СПб. 2006. С. 26.

8 Улла Эренсверд. Шведское картографирование Ингерманландии. // Шведы на берегах Невы. Стокгольм. 1998. С. 20.

9 М.Э.Куусинен. С. 95.

10 О.Вареник. Слобода Стрельна, Волхонка, Бортова. СПб. 2007.

11 Н.И.Павленко. Птенцы гнезда Петрова. М. 1994. С. 64.

12 Стрельнинские адреса. История улиц и переулков. Без авторских выходных данных, но указано, что «издание осуществлено за счёт средств Муниципального Совета МО п. Стрельна», со ссылкой, что «в издании использовались материалы «Топонимической Энциклопедии СПб» 2002 г. С. 3.

13 В.И.Даль. Толковый словарь великорусского языка. М. 2006. Т. 2. С. 93.

14 О.Вареник. Тайны топонима «Стрельна». СПб. 2008. С. 24.

15 М.Э.Куусинен. С. 67, 68.

16 РГИА. Ф. 470. Оп. 5. Д.869, 1797. Л. 460.

17 П.П.Свиньин. Достопамятности Санкт-Петербурга и его окрестностей. СПб. 1997. С. 178.

18 А.Гейрот. Описание Петергофа. СПб. 1868. С. 128.

19 В.Г.Долгин. История Стрельны. СПб. 2007. С. 159.

20 В.Г.Долгин. С. 221.

21 В.А.Гущин. Император Николай I в Петергофе. 1999. С. 15.

22 Д.С.Лихачёв. Воспоминания. СПб. 1995.

23 З.Н.Гипиус. Совремённая запись. Дневник. Сборник. Больная Россия. Л. 1991. С. 233.

24 О.П.Вареник. Тайны Стрельнинской дамбы. СПб. 1999. С. 12-23.

25 С.И.Ожегов. Словарь русского языка. М. 1953. С. 243.

26 Бол. Рос. Энц. Словарь. 2003 РМГ Мультимедиа.

27 Стрельнинские адреса. История улиц и переулков. С. 3.

 


Tags: История Ингерманландии
Subscribe

promo ingria_art september 26, 2018 22:30 Leave a comment
Buy for 10 tokens
В продолжение https://ingria-art.livejournal.com/704477.html , https://voda-78-ru.livejournal.com/135061.html , https://ingria-art.livejournal.com/706055.html , https://matholimp.livejournal.com/1673419.html , https://matholimp.livejournal.com/1671468.html ,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments