Victor Anatolyevich (shavu) wrote in ingria_art,
Victor Anatolyevich
shavu
ingria_art

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Почему здесь всё получается «как всегда»?

Тезисы выступления Алексея Оскольского на открытой дискуссии о будущем Санкт-Петербурга и Невского края в пресс-клубе "Зелёная лампа".

Начать лучше с анекдота. Стоит богатырь на распутье, а перед ним камень с надписью: «Налево пойдешь – пендюлей огребёшь. Направо пойдешь – пендюлей огребёшь. Прямо пойдёшь – пендюлей огребёшь». Запечалился богатырь, закручинился. Идти или не идти? А тут сзади кричат «Эй ты, проходи, не загораживай дорогу, а то пендюлей огребёшь!».

Таковы реалии нашей повседневной жизни. Мы рискуем огрести и за действие, и за бездействие, и за попытку всерьез осмыслить свою ситуацию или вообще выйти из игры. Причем огрести совершенно непредвиденным образом. Этот риск напоминает о себе множеством мелочей, к которым постепенно привыкаешь.. И, что хуже, он никак не располагает к конструктивной работе: замечательные проекты реализуются здесь «как всегда».


Важно, что речь идет не о большой политике – или по крайней мере не только о ней. Речь идет о тех техниках (даже микротехниках) власти, которые окружают нас повсюду и которые устойчиво воспроизводятся российской культурой. На риске огрести держится и нынешняя «властная вертикаль», фундамент которой все-таки внизу. Такие техники строятся на том, что человеку предъявляются противоречивые (т.е. заведомо невыполнимые) требования, и при этом блокируются попытки серьезной рефлиексии ситуации и выхода из нее. Они формируют определенный тип людей – и обеспечивается контроль над ними, подавляющий, однако, любое серьезное дело.


Но как мы обычно реагируем на столь подвшенное состояние? Как правило, либо иронией (анекдотами про богатырей), либо поиском врагов, виновных в наших бедах.  Оба пути, однако, ведут в тупик, так как лишь консервируют сложившуюся ситуацию, вшиты в нее. Чтобы ситуацию разрушить, нужно взглянуть на нее со стороны и строго описать, концептуализировать ее. С этим у нас плоховато.


Мне кажется, что причины этого «риска огрести», по иному называемого «загадочной русской душой», неплохо проясняет концепция
double bind, разработанная в 1950-е годы англо-американским антропологом Грероги Бейтсоном для достаточно специальной задачи – объяснения механизмов возникновения шизофрении. Термин ‘double bind’ пока не имеет устоявшегося русского перевода: в разных публикациях он передается как «двойная связь», «двойное послание», «двойной капкан» или просто «дабл байнд». Мне еще нравится «двойной поводок».

Идея Бейтсона состояла в том, что шизофрения не сводится к соматическим поражениям данного пациента: она возникает в результате определенных отношений с близкими людьми, которые и получили название «
double bind». Следуя этому подходу, лечить надо не только пациента, но и всю его семью или иное сообщество, в которое он вовлечен (принцип, который  лег в основу семейной терапии шизофрении). Но для нас тут важно то, что концепция double bind оказалась применимой не только в психиатрии: она вполне работает и для многих других социальных и культурных явлений.

Итак, что же такое
double bind? Это особым образом устроенное послание, сообщение, коммуникативный акт. Надо сразу пояснить, что коммуникация между людьми всегда развертывается в некотором контексте, вне которого смысл сообщения резко искажается или просто теряется. Например, увидев надпись «Стучите» на дверях, мы будем стучать лишь в том случае, если захотим попасть к хозяину помещения. А ведь можно воспринять эту надпись буквально и постучать просто так…

Так вот,
double bind - это сообщение, содержание которого вступает в конфликт со своим контекстом. Мне говорят словами «Делай А, иначе будешь  наказан», но контекст ситуации указывает «не делай А, а то будешь наказания».  Г. Бейтсон приводит такой пример: мать требует от ребенка проявлений любви к ней – но при его не любит и боится слишком близкой дисстанции. И если ребенок проявляет к ней свои чувства – то в ответ слышит что-нибудь вроде «Иди ложись спать, ты устал, тебе надо отдохнуть».

Фраза сама по себе как бы нормальная, вроде как исполненная заботы о ребенке – но в подобной ситуации она нужна лишь для того, чтобы отдалить ребенка на безопасную дистанцию. Нормальный ребенок понимает этот контекст и воспринимает ее как наказание. Если же ребенок не проявляет своих чувств к матери и тем самым ставит под сомнение ее роль, то получает упреки за черствость и неблагодарность. То есть мать как бы говорит ребенку «люби меня, а то накажу», но контекстом намекает обратное «не люби меня, а от накажу». Если так продолжается долго, то у ребенка подавляется способность различать контексты сообщений – то есть развивается шизофрения.


Разрубить
double bind можно, лишь поставив под сомнение любовь матери, которой на самом деле нет. Задача эта почти непосильна для ребенка: он нуждается в материнской любви, утрата которой означает для него потерю собственного «я», своей идентичности. Такая угроза вынуждает его воспринимать слова матери исключительно как проявления любви, вопреки их контексту, а значит и вопреки реальности.

Реальность выносится за скобки, в определенном смысле перестает существовать. С другой стороны, мать – в случае сомнения ребенка в её искренности – столкнется с подобной проблемой. Сам факт его сомнения напомнит ей о реальном положении дел, а значит поставит под угрозу ее собственное представление о себе как о любящей матери.


Таким образом,
double bind не только травмирует психику, но и консервирует ситуацию, буквально повязывая (to bind) мать и ребенка друг на друге. Шизофрения оказывается «заразной», а шизофренногенные сообщества весьма  стабильными. Причем если больного члена такой семьи удается вылечить, то нередко заболевает кто-то другой.

Мы видим теперь, что анекдот про богатыря, с которого я начал, вполне точно описывает ситуацию
double bind, конфликта сообщения и контекста. Но он, очевидно, соотносится и с множеством ситуаций в окружающем нас российском обществе. Нам говорят «соблюдайте законы, а то накажем», однако мы знаем, что нередко к наказанию у нас ведет именно соблюдение законов (примером может служить история Г. Соломинского). Житейские мелочи, однако, не менее показательны.

Взять, например, тест ЕГЭ по любому предмету: я уверен, что в нем будут задания, не имеющие однозначного решения. Или попробуем проехать в нужное нам место, строго следуя указателям на дорогах… Такие примеры можно приводить до бесконечности. Скорее всего, задания для ЕГЭ и дорожные указатели делаются без всякого злого умысла, из желания «как лучше» – но все равно получается «как всегда».


Заметим, что та часть суши, на которой получается «как всегда», странным образом совпадает с территорией государства РФ и зон его влияния. Об этом свидетельствуют, например, дорожные указатели (да и сами дороги), которые встречают нас сразу после пересечения гос. границы. Такое совпадение наводит на мысль о том, причины «как всегда» следует искать в той имперской идентичности, которая культивируется государством РФ.


Действительно, отношения патриотов-имперцев с РФ структурно подобны отношениям между ребенком и матерью в шизофренногенной семье: и те, и другие  держатся на
double bind’е. Я не утверждаю, что все имперцы имеют психиатрический диагноз «шизофрения»; тем не менее определенную раздвоенность сознания они демонстрируют. «Правильный» имперец тоже любит российское государство и, соприкасаясь с ним (с чиновниками, милиционерами и прочими госслужащими) слишком близко, тоже получает от него наказания в виде бюрократии, коррупции, хамства и т.д.

Он, однако, отказывается соотносить свои неприятности с предметом своей любви: он отказывается признавать, что чиновник или милиционер – это и есть его любимое государство. Подобно ребенку неискренней матери, имперец невменяем к контексту, а значит – к соотнесению слов и действительности. Эта невменяемость на практике и приводит к эффекту «как всегда». Оборотной стороной рассогласования слов и действительности оказывается воспримчивость к всякого рода квазитрансцендентным приманкам (к вере в своё мессианство, например).


Зеркальным образом, империя держится на социальных практиках, требующих не столько лояльности, сколько проявлений верности и любви, то есть вовлеченности в
double bind. Лояльное, но невовлеченное поведение (независимая гражданская активность, например) воспринимается подчас как более серьезная угроза ее устоям, чем реальные экономические трудности и природные катаклизмы: такие действия часто маркируются как «предательство» и «происки врагов». Империя тоже живет в мире слов и невменяема к действительности.

Альтернативой имперского
double bind выступает регионализм, провозглашающий возврат на твердую почву своего края, языка, взаимного доверия. Этой прочной опоры многим не хватает: свидетельство тому – мельница Штакеншнейдера.   Конечно, регионализм несет мощный заряд социальной терапии – но все же не дает гарантий излечения: ведь double bind’ы воспроизводятся многими из нас о повседневной жизни, а вовсе не присылаются из Москвы. Автономная или независимая Ингерманландия тоже ведь может получиться «как всегда».  Важно осознавать такую опасность и работать над ее преодолением. Единого рецепта тут быть не может: нужно трезво исследовать текущую ситуацию, анализировать опыт других стран и краев, и думать, думать…

Ясно, что имперское культивирование
double bind – это зло, которому надо противостоять. На этом фоне вопрос же о политических формах, желательных для нынешней ГОРФ (федерация, конфедерация, разделение на независимые государства) кажется мне вторичным, по которому у меня пока нет определенного мнения. Я уверен, однако, что регионалисты все равно обречены стать сепаратистами: в ином качестве имперцы нас все равно не воспримут. Или перестанут быть имперцами…

P.S. В этом тексте использованы материалы выступлений Дмитрия Федотова, Константина Крылова и Дмитрия Кралечкина на семинаре «Шизофреногенность русской культуры» в Московском философском колледже: http://runiver.podfm.ru/?page=2




http://ingria.info/?biblio&news_action=show_news&news_id=5077

Tags: Зелёная лампа
Subscribe

promo ingria_art september 26, 2018 22:30 Leave a comment
Buy for 10 tokens
В продолжение https://ingria-art.livejournal.com/704477.html , https://voda-78-ru.livejournal.com/135061.html , https://ingria-art.livejournal.com/706055.html , https://matholimp.livejournal.com/1673419.html , https://matholimp.livejournal.com/1671468.html ,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments