April 8th, 2010

СEPDE4Ku

В Можжевельник №3

МИХАЙЛОВСКИЙ САД. ОСЕНЬ
 
Сентябрь. Чернеющий пруд, птичье пенье.
Сквозь ветки туманного солнца свеченье.
Букеты из листьев багровых и желтых.
Кленовый трезубец и горсть ягод мёртвых.
Октябрь прольётся дождём моросящим
Над островом грусти и листьев дымящих,
Пустым павильоном, застывшим от скуки,
Забывшим парадов и музыки звуки.
И вот уж ноябрь бредёт по дорожкам,
На лужах во льду пробивая окошки.
Холодного солнца последние краски
Дарует он Спаса загадочной сказке.

Collapse )
  • Current Music
    Я гляжу в чужое небо - В.Цой
  • Tags
promo ingria_art september 26, 2018 22:30 Leave a comment
Buy for 10 tokens
В продолжение https://ingria-art.livejournal.com/704477.html , https://voda-78-ru.livejournal.com/135061.html , https://ingria-art.livejournal.com/706055.html , https://matholimp.livejournal.com/1673419.html , https://matholimp.livejournal.com/1671468.html ,…
Gustav Adolf den Store

Вызборникъ!

NYA.
Codani servo custos bene limina ponti
Et resero geminos janua prisca sinus.
Niva paludosis me lenis obambulat undis,
Aggeris et validi fossa tuetur ope.
Ipse suam sensit frenari hoc obice fraudem
Sarmata, finitimis maxima pestis agri.
Inque cavas per me tandem repressa paludes
Barbara faex didicit foedera certa pati.
Abnuit infidae substernere tergora classi
Et famulis Tethys praetulit ire vadis.

——— Olof HERMELIN (1658–1709?)


Что в шведском переводе Туре Вретэ (2010) будет:

NYEN.
God är den vakttjänst jag gör vid Östersjöns yttersta ände;
länge jag varit en port öppen åt sjö och åt hav.
Lugn strömmar Neva förbi med dyigt vatten runtom mig,
mäktigt det skansverk är som jämte vallgrav ger skydd.
Själv fann sarmaten sig mot sådana hinder stå maktlös,
denne förfärlige ryss, hatad av gränslandets folk.
Sedan till sist jag tvingat den ut i träskmarkens gömslen,
insåg barbarernas hop vikten av ordhållighet.
Tethys ej upplät sin våg åt denna trolösa flotta,
hellre med flödena här ville hon gagna vår sak.

А, может, оно слишком антимосковитское. . .

Виталий Пуханов - Александру Секацкому

В Можжевельник №3 с http://puhanov.livejournal.com/28874.html :

В Ленинграде, на рассвете,
На Марата, в сорок третьем
Кто-то съел тарелку щей
И нарушил ход вещей.

Приезжают два наряда
Милицейских: есть не надо,
Вы нарушили режим,
Мы здесь мяса не едим!

Здесь глухая оборона.
Мы считаем дни войны.
Нам ни кошка, ни ворона
Больше в пищу не годны.

Страшный голод-людопад
Защищает Ленинград!
Насыпает город-прах
Во врагов смертельный страх,

У врага из поля зренья
Исчезает Ленинград.
Зимний где? Где Летний сад?
Здесь другое измеренье:

Наяву и во плоти
Тут живому не пройти.
Только так мы победим –
Потому мы не едим.

Время выйдет, и гранит
Плоть живую заменИт,
Но запомнит враг любой,
Что мы сделали с собой.

В "Ингерманландский можжевельник" №3

Специально для третьего выпуска "Ингерманландского можжевельника" представляю свой прошлогодний стих с http://matholimp.livejournal.com/43162.html , посвящённый памяти моего деда Ивана Степановича Князева, в новой редакции http://matholimp.livejournal.com/282101.html - с ремарками для моноспектакля.
Все описанные события и факты имели место, а имена - подлинные. Действие происходит на востоке Тверской области - на землях, входивших в 1708-1727гг. в состав Ингерманландской губернии, а в 12 веке - в Бежецкую пятину Новгородской республики. Более подробные исторические и личные комментарии см. на http://matholimp.livejournal.com/43641.html .
===================================================
(конец преамбулы)
===================================================

Сельский митинг 1937г.

(Громко, отрывисто, пафосно)

Отбомбил с колокольни набат,
Созывая колхоз на поверку.
На повестке доклад «За проверку».
Прокурор межрайонный Игнат:

(В этом месте чтец делает длительную паузу, надевает очки на самый кончик носа и, как бы подглядывая в выписку из протокола, гневно произносит обличительную речь прокурора)

«На селе найден классовый враг.
Ишь, заводик устроил кирпичный!
Извлекал он доход
(Демонстративно подсматривая в бумажку, как бы бубнит себе под нос: "Какой там доход-то у него? Ах, да!")
неприличный,
Чем загадил
("Что загадил-то? А! Ну, да")
соседский овраг.

Отселился на хутор кулак
От простого подальше народа,
Не сдавал молока с огорода,
Говорил, что Калинин
(Опять подсматривает в бумажку и как бы бубнит себе под нос: "Что он там сказал-то? Хм! Ну, в общем..." )
– дурак.»

(Речь прокурора закончена. Начинаются прения. Разными голосами, торопливо перебивающими друг друга, чтец изображает выступления односельчан)

- Ванька – враг?
- Не смешил бы людей!
На деревне не скроешь секретов.
- Парень – добрый,
(другим голосом, ехидно-двусмысленно) - не любит Советов,
- Но прекрасный знаток
(Резкая пауза: начав говорить, выступающий спохватывается, что чуть было не ляпнул лишнего, и ищет другую концовку фразы)
лошадей.

- Ну какой же из Ваньки кулак?
На одиннадцать душ – две коровы.
- С голодухи и те нездоровы.
- Он себе фабрикант иль батрак?

- Весь "завод" – лишь четыре ноги
Да огонь из раздолбанной печки:
Вместе с братом батрачат у речки.
- Вот такие, Игнат, пироги!

(Прения закончены.)

(Импрессия последней ночи на свободе:)

Пряный запах... Черёмухи бель
Облетает в оврагах тенистых.
Но уже соловьёв голосистых
Отзвенела полночная трель.

Хэппи-энд №1. Десять лет спустя братья Князевы вернулись с лесоповала в родное село.
Хэппи-энд №2. Двадцать лет спустя областной суд полностью их реабилитировал.
Хэппи-энд №3. Когда шестьдесят лет спустя другая страна додумалась выплатить компенсации жертвам сталинских репрессий, братьев Князевых уже не было в живых.